Заказ консультации:
8 926 5303752

Сказ о Звенте, или Путешествие в небесную Русь

 


    Пришла пора поздравлять Звенту. Бочуля какую-то вещицу ей подарила. То ли изящную плетёную сумку, то ли ещё что-то во всяком путешествии нужное. Как-то быстро предмет сей мелькнул, я и не разглядел. Инициативу в свои руки Коница-Горбуница стала забирать. На правах старшой. Не очень уж и нужны были Звенте последующие поздравления, но деваться некуда. Коница достала пачку сока «Любимый сад» (апельсинового или яблочно-персикового, все цвета были под Звенту), и приложила к нему сложенную пластиковую соломинку. Соломинку она протянула мне со словами: «Возьми её, распрями, и сделай из неё посох, что поведёт по жизни» - кивнула она на Звенту. Коница всё больше, будто себе под нос, чудные тексты спонтанно проговаривала. Они, быть может, глупо для кого-то прозвучат, но смысла в них было не меряно. Чувствовалось, конечно, что читывала она некоторые книжки, что-то у неё звучало заучено, что-то напоминало заговоры и заклинания, но… всё правдиво. Только запомнить говорённое ею невозможно. Это не столько слова, сколько суть момента в ритме звуков.
    «Отче наш и Матушка родная, вещие в небесах, вещие и на земле. НАДсущным хлебом питайте нас, отпустите скорби и обиды наши, да избавьте от забвения…  Боже! Я твой конь-коница, жеребица-кобылица. Да не будет у тебя других Кониц, кроме меня. Ибо кто ещё вспашет и усадит цветами Землю, созданную Тобой, лучше, чем я?»…
    На «Жизниграде», рассказывала Звента, чистую пищу раздавали «Харе Кришна», кормили прасадом. Коница водой из бутылки освежала лицо своё: «Сейчас мы умоем и харю Кришны, и харю Рамы» - послала меня за водою из того фонтана – даже полную бутылку приблизить ко дну ключевой впадины не удавалось – плотный поток сносил. Вода была нужна для непонятного ритуала – Звента, в купальнике, сидела на краю сенного круга, а Коница, бормоча что-то, лила ей воду на голову.
    Этот ритуал снимать на видео Звента не разрешила. Только три секунды исходного положения запечатлились.

    Для оживления действия Коница вскоре начала брызгаться во все стороны – всё больше в мою сторону. А, прикончив бутылку, говорить: «Сними паутину фальшивой божественности с лица своего. Соедини в себе силы Земли и Неба и почувствуй движение Жизни». Мы как раз и сидели в самом подходящем месте.  «Куда ты выдавливаешь себя вверх, - продолжала Коница, - что, тебя боженька на небе ждёт? Тебе бы идти в корни, а не рисовать ветви и цветы. Откуда ты возьмёшь соки?»…  сам же я чувствую, что она вещает правду (свою правду или чью-то ещё), что есть жизненная необходимость в силе, в чувствовании Жизни, но ничего с привычной маской и скованностью поделать не могу. Сам себя в плену держу.
    Затем Коница устроила коллективное жонглирование пустыми пластиковыми бутылками. Ловишь летящую тебе, и сразу отправляешь её кому-то ещё в полнейшем беспорядке. Коница с умыслом начала сопровождать свои броски словами-вопросами, и тут оказалось, что если эти слова что-то задевали, как-то внутри откликались, то поймать бутылку не получалось. Зато Конице (говорю её словами) удавалось поймать порой настоящее выражение моего лица – промелькивало что-то настоящее, как будто на мгновение вырывающееся из-под гнёта псевдодуховности и лицемерия. Имитация блаженной улыбки сменялась чем-то живым, но чем?
    Однажды на вечере «йогов» две непростые «ведьмочки» мимоходом мной заинтересовались. Одна сказала: «Ты что, кришнаит что ли? Я двоих таких видала… что-то ты на них похож». Интересно, чем? Я никогда никаких опознавательных знаков не носил, но порой даже обычными нелюбителями «Харе Кришны» узнавался. А от некоторых «профессиональных», матёрых Вайшнавов (преданных Кришны) слышал вопросики типа: не употребляю ли такое чего-нибудь. Но оставим досужие разговоры.
    Коница-Горбуница сказала, что я похож на хлипенький вьюнок, который по клумбам ползает и мелкими голубенькими цветочками цветёт. Бочуля-Салачуля тем временем книжку читала и получала наставления и настроения оттуда. А Звента-Свентана (так в «Розе мира»), рождённая Матерью Навной, олицетворением Русской женственности, просто была и сияла. Звента хотела быть самой собой, и была ею – независимой ни от кого…

     Кто же такая Звента – много раз слышал я вопросы. Хотя кто же она ещё, как не обычная русская девушка, родившаяся с русским именем, которая училась сама и учила других светлым принципам, как умела воплощала их на практике, в повседневной жизни. Просто Звента. Именно из её уст я услышал такую заповедь: «Следует устанавливать свои правила прежде, чем их установит кто-то ещё». И было понятно, что поздно или рано найдёт она себе домик на природе. Дождётся человека, у которого будет такой дом. Ведь она сама  живёт в городской квартире, есть дача, но дача далеко. Бывали времена, когда мы вспоминали, что у кого росло в огороде в наши детские годы. До 2007 года, когда Звента начала  создавать семью с творческим пареньком, где только она не появлялась! Оказалось, что ещё до нашего знакомства, мы одновременно посещали различные многолюдные фестивали и праздничные мероприятия. Или совсем не намного расходились по времени, участвуя в некоторых семинарах-занятиях. Звенту, казалось, можно было увидеть почти повсюду. На йогу она не ходила, про Тетерникова говорила, что он с нижними центрами не то, что надо вытворяет. Конечно, работа в каком-то учреждении её грузила. Но как только выдавался свободный день, так вот она уже в полёте, освещает собою мир – на природе, на концертах солнечных бардов, в родовых поместьях, на духовных слётах, на речке Жане… имела она влияние среди анастасиевцев. Без принуждения и заморочек отстаивала тогда тот дух, те идеалы, что провозглашались в книгах Мегре. Без фанатизма и формализма на деле была верна правилам, о которых многие спотыкались. Среди таких правил: не носить под одеждой трусы и лифчики. Не заходить в воду и не загорать в одежде. Конечно, Звента предусматривала компромиссные ситуации (на случай присутствия непросвещённого народа, бандерлогов), но в итоге всегда убеждалась, что компромиссов тут нет. Как вот 6 августа 2005 года она захватила с собой купальник, и даже надела его, чтобы зайти в излучинку речки-самородинки, но охрана ей всё равно помешала.
      На следующий день, 7 августа, Звента пригласит меня с собой в Радонеж, а купальник оставит дома, чтобы не входить во искушение. Потом так же будет и во время великого путешествия на Гремячие ключи-водопады 4 сентября. Такой вот подход к ношению одежды у «ведических русов»! Для кого-то всё это – новомодные выдумки. Кто-то, опираясь на исторические исследования, скажет: взгляды нынешних ведических русов гораздо ближе к исторической правде, чем проповедников так называемой «ведической культуры». И то, что сейчас называют «ведической одеждой», берёт своё начало в годы мусульманского правления в Индии в средние века. Да и кто может позволить, чтобы женщины расхаживали в столь вольных одеяниях (с открытой грудью и с распущенными волосами)? А с другой стороны, как же ещё расхаживать в летний день по лугам и перелескам,  где так много журкоплесков…

     Звента – яркий пример тех, кто совершенствуется (в человеческом, природном понимании). Развитие цивилизации ведёт ведь и к распаду, к утрате связей между людьми и миром, к забвению человечного начала, к погружению в технократию и теократию. А Звента, казалось, так наивно берётся исцелять сбитых на дороге собачек (причём сработал то у неё совсем не цифровой код Грабового – Звенте дано любую чепуху превратить в самое действенное средство). Так открыто верит словам, несущим вдохновение, новизну, зовущим к счастью, свободе, здоровью… потом у неё менялось восприятие тех, кто говорит столь замечательные слова, но на деле оказывался движим меркантильными мотивами. Звента не с теми, кто движется во тьму. Она вне интересов тех, кто опутывает колючей проволокой целебную природу, кто захватывает землю и ведёт точечную застройку. Кто хочет закабалить других карающим богом, занавеской на лице, хиджабом или платком на голове, обрядом сати, измочалить искусственной едой, согнуть в три погибели, убить крестом, молотом или полумесяцем.
     Два мира, два образа жизни. Совершенствование человеческого идёт через гуманизм (только потом возможна мистерия прикосновения к божественному в человеке), открытость миру, готовность вместить или хотя бы по-дружески отнестись к иным представлениям о духовных вещах, Боге, сознании. К совершенству ведут идеи, что света, счастья, процветания, здравия и достоинства  можно достичь в настоящем. Особенно достоинства «быть инструментом Его». Потому что о хорошем будущем говорят те, кто вешают лапшу на уши и морковки на удочки перед носами ослов. Хорошее будущее в устах всяких там мракобесов, коммунистов, «божьих» законников всегда обуславливается необходимостью быть послушником у доктринёров. Деградацией, уничтожением человечного, занимаются профессиональные политики и религиозные предприниматели – это всё одного поля ягоды, дельцы, торгующие верой людей в божественное. Раздрай, непримиримость, оглупление и озлобление – вот плоды их усилий. Религия не создана для людей. Религия используется для того, чтобы держать во тьме, в помрачении разум тех, кто готов оставаться животным… кому удобнее падать ниц и стелиться. Заповеди, законы дхармы и прочее нужны двуногим животным, потому что двуногие без них идут в разнос, ибо мало человеческого у них в сердце.  У них нет внутреннего приёмника, настроенного на любовь, им необходима узда. Жизненно важен  вбитый в церкви, в армии, в детском саду, школе устав. Это устав навязывается извне, потому что внутри нет совести, нет разумных представлений, нет нравственного начала. Нужно что-то принуждающее и запрещающее, религия, уголовный кодекс, НКВД, карательная психиатрия, милиционер на посту, чтобы двуногие знали, что есть хозяева, что есть сила, которая их усмирит. При этом все они подозревают, что всё не так, знают, что религиозная картина мира, научные концепции, болтовня политиков, трескотня журналистов не соответствуют действительности. Но отличить правду от лжи они не могут ни при каких обстоятельствах. Даже уверовавшие в правду не узнают её, пусть она хоть перед их глазами стой и сияй. Не те у них глаза, чтобы видеть.
    Двуногим адресованы попса, всякий примитивизм. Дом, работа, дорога туда-сюда, жрачка, массовый гипноз циклопов одноглазых. Ни божества, ни вдохновенья. Всё плоско, беспамятно, бестолково. Никаких попыток задуматься, кто я, какие силы действуют в мире… будущего нет. Есть только морковка на удочке.

Scroll to top