Заказ консультации:
8 926 5303752

Сказ о Звенте, или Путешествие в небесную Русь

 

   t5 В местный автобус, идущий через Мелихово, забралось очень много народа. Так, что окон толком не разглядишь. Только Конице-Горбунице удалось где-то сзади присесть и задремать. Я и Звента нашли где пристроиться у каких-то поручней. Так и ехали почти полчаса. Путь знала только Бочуля-Салачуля, но многие набившиеся в автобус тётушки с ёмкостями для воды ехали туда же и готовы были что угодно подсказать. На остановке, где лес тянулся по обе стороны дороги, вылез чуть не весь автобус. Теперь идти по левой стороне дороги вперёд с полкилометра, там лес отступит, и раскроется большое поле…
    Сразу на остановке всех высадившихся встречал растрёпанный худосочный человечек лет семидесяти, закутанный в тряпки да портянки. Он кричал сиплым голосом: «Давайте мне каждый по десять рублей, и я проведу вас куда надо. А не то мои собаки вас съедят. Слышите»? В глубине леса что-то лаяло. Звента сказала человечку: «Сейчас ты сам на деньги нагоришь». Мы (наша четвёрка) чуть поотстали, человечек же двинул с остальной массой, крича всё те же слова… а там, где остались мы, вскоре стало тихо.
    Звенте начинала нравиться здешняя природа, густой лес и яркое солнце. Мы пошли вперёд, солнце было чуть справа, и вскоре слева лес отступил – открылось широкое поле, пустынь. По тропке свернули влево, опять-таки ведущей краем леса, а вперед открылся вид на протяжённую автостоянку, заполненную десятками легковых машин. И впрямь место паломничества. До машин было ещё около полукилометра…

     Я начал описывать это путешествие со Звентой в 2007 году, когда у меня свой сайт появился и стал я на интернет-форумах появляться. Начал, и остановился. Долгонько раскачивался с продолжением. В 2009 году, рассказывая историю заново, дополнил её вставками о последующих переменах в жизни Звенты. И теперь я как бы в двух восприятиях нахожусь. Можно описывать всё так, как будто сейчас на календаре август 2005-го. И будущее ещё не определено, его можно творить заново. Можно описывать из 2008 года или из текущего времени… что я иногда и делаю. Но восприятие из текущего времени нагружено знанием и опытом будущего. Того будущего, которого не было тогда. Так в 2009 году я не раз задумывался, отвечая на вопросы читателей, почему я не со Звентой, не с этими людьми. Почему такого прилива, который был в жизни моей тогда, долго не происходило… хотя мест, где сила древняя проявлена, немало. Много других историй поведать можно. Но сейчас продолжаю сказ о путешествии в небесную Русь. Пусть царствует звуком и словом тот славный день - 6 августа 2005 – в своём неразбавленном естестве.

    t7Итак, автостоянка маячит впереди, а мы идём по полю, по пустони. Под ногами – мягкая зелёная травка. Коница-Горбуница, вспоминая фестиваль «Жизниград», озвучила своё настроение: «Вот так бы идти по росе, на утренней заре, босиком по траве»… Даже не настроение – намерение. И она передавала своё состояние. Манящее, просящее его изведать. Звенте такие настроения и такие намерения тоже очень близки. Желание войти в то состояние, состоять из восходящего Солнца и утренних росинок, из прохладных травинок и воздуха – да такого сытного, что одним им можно питаться. Им, да лучами Солнца. Через все клеточки тела, которое просит такой пищи…
    Я тоже шёл сюда с надеждой найти здесь вольное и абсолютно свободное, неиспорченное чужими умами местечко. И скоро ожидания, предвкушения должны были подкрепиться. Я хранил в этом уверенность. Иначе возникнет разочарование, и эмоции потеряют светлую лёгкость. Начавшая расти Луна вошла в созвездие Льва, и звала к познанию нового, необычного. Лев – это большая активность ума, и я тут звёздный зодиак использую. Луна шла по Луне моего рождения, а это к притоку новых знаний и впечатлений о самом себе, к открытиям ведёт. Для Звенты Луна во Льве означает предприятия с партнёрами, друзьями. Встречи, поездки… и немного волшебства.


   t14 Мы приблизились к левой оконечности автостоянки и обнаружили, что лес отгорожен от неё проволокой. Это понятно – чтобы народ природу не загадил. Звенте такая картина очень не понравилась. Идти можно было только в одном направлении – куда и весь прибывающий народ. Вот арочка с церковной маковкой над ней, рядом ёмкость для пожертвований и охрана. Проходим в арочку, видим надписи, правила поведения и лестницу. Вниз по ступенькам, закругляющимся вправо, сходим к одетому в камень источнику. Из изогнутых краниками труб вода бежит. Рядом толпа народа, воду набирает, тут же иконки, свечечки… Антураж поминки напоминает.
    Мостик через ручей, образованный источником. Хорошо хоть вода живая, но как к ней без бутылки подобраться? Идём через мостик и попадаем на ещё более заорганизованную территорию, обнесённую верёвками с надписями: «Проход запрещён». В этой зоне есть дорожки и подстриженный газон с торчащими из него прожекторами. По ночам золотушные купола двух бутафорских церквушек подсвечивают. На некотором отдалении – беседка, тоже бутафорская. Только крутые умы могли такое придумать. Церквушки – это ещё понятно. Хоттабыч сделал бы такие. Без внутренностей. Но почему в беседку зайти нельзя? Почему в неё тоже прохода нет? Ведь обычная беседка не дороже имитации обойдётся. Да, видимо, так тут положено. В беседке пола нет. Внутри неё мусор строительный. Вот тебе и приехали. Вот тебе и муляжи святой Руси!

    И снова перенесусь ненадолго из 2005 года в 2008-й… в его реальность. Собираюсь к Звенте в гости. Звента говорит, что детских вещей для её дочки уже столько навезли, что некуда складывать. Их можно не привозить… день рождения Звенты в 2008 году выдался очень холодным. И можно было только вспоминать то тепло, что ласкало путешественников за три года до того. А 6 августа 2008г. побывал я у Звенты в гостях, там, где она живёт сейчас и урожай смородины заготавливает. Проза жизни, конечно… живёт в родовом домике своего мужа. Там, где она носит дочку свою в рюкзачке на передничке… только не по-летнему холодный день,  совсем не такой, какими обычно бывали дни её рождения. Солнечные барды, гостившие у неё, так и не сотворили живого концерта. Яркие подсолнухи во дворе светили, но почему-то не вызывали памятной по детским годам радости. Я давным-давно их выращивал, когда жил в доме с огородом. И почему-то больше всего из этого дня 2008 года мне запомнилась только лесная дорога – от железнодорожной станции до звентиного дома.

    t11Возвращаюсь на три года назад и продолжаю рассказ. Возвращаюсь опять к началам, в то ласковое тепло, к истокам, к корням силы, в 6 августа 2005-го… правда, пока продолжаю описание поиска нашего, усиливающейся жажды к живому. Истинно питающему. Ведь куда мы попали - бутафорская беседка со строительным мусором внутри кого хочешь доконает. Я словно бы оглядываю всю заорганизованную территорию сразу и прислушиваюсь к ощущениям.
    Проволока, верёвки, запреты, крики детей, длиннющая очередь в женскую купальню (к ней прямого хода тогда не было – мостик ещё не перекинули, добраться можно только через верх другой дорогой). Охранники ходят. Что за … тюрьма? Казематы? И, главное, большинству народа такой уклад не то, что привычен – иного для них и быть не может. Звента таких посетителей бандерлогами называет. Я подобрал санскритский аналог: двипадапашу. Двуногие животные.

   А за протянутой верёвкой речушка течёт. И широкая излучинка в ней видна. Коница-Горбуница сразу купаленку там разглядела. Ох, как смотрится. Но порядки тут уже установлены. Не нами. Мы отступили к беседке, обошли её по узкому краешку, и позади неё обнаружили прогал в кустах. А за ними – заграница. Я даже сразу не понял, что мы уже не в замке лгунов. Прошли метров двадцать. Справа нарисовалась заброшенная дорога, перегороженная бетонными столбиками, торчащими из травы. Слева, на протяжённом возвышении, располагались деревья. Полоса леса.
    Мы со Звентой остановились у первого бугорка, точно выползшего из леса. Бугорка живого, дышащего. Бочуля с Коницей расположились немного дальше, на солнышке. Наш бугорок, по которому можно было взобраться в лес, покрывала ковром толщиной сантиметров в десять полусухая, мягкая и упругая трава. Звента сказала, что это не простая трава, а волосы бога, что из неё можно что хочешь плести или прясть. Дома на стену и то хорошо её повесить. Звента собрала немного травы к себе в сумочку. Самые лучшие волосинки поштучно укладывала…

     Начались звонки Звенте на мобильный, и она его отключила. Чтобы не отвлекал поздравлениями. Потому что люди звонили, желали что-то из мира того… от которого мы уехали… те люди не сбежали от забот, не избавились от дел, и не сели в автобус, который увёз бы их в неведомую Русь…
    Просто эти поздравления не помогали пройти наше зависание, то есть начавшееся бездеятельное сидение на этом бугорке, звонки из покинутого нами мира скорее оправдывали возможную неудачу нашего предприятия. Мол, сидели бы дома, щи с пирогами ели, в кругу гостей о чём-то мечтали… туда поехать, сюда… так, в мыслях, можно всю жизнь «пропутешествовать».
    t10Но вот мы уже тут. И тоже сидим…  а что сидим? Я не знаю, что предложить. Как бы сказал Карлсон, я так не играю. Единственное отмечаю, что народ на заорганизованной территории как-то стал ближе к беседке подбираться, а не только у источника толпиться. На слух всё оно так. Один мир, одна жизнь – запроволочная, ограниченная, фальшивая, была нам наглядно показана. Но не за этим мы сюда ехали. Понятно, что так больше ощутим контраст с другим Миром, другой Жизнью – жизнью естественной природы, полной свободы и простора.
    Я чувствовал, что Звенте неуютно. Ни она, ни я принципиально не стали бы посещать официальные купальни. Не потому, что следуем еретическому укладу жизни, а потому, что принятые там порядки претят нашей внутренней природе.  Когда бендерлогов тьма, то ничего там нельзя изменить. Ведь с волками жить – по-волчьи выть. И вот Звенте было неутно. Даже лёжа на волосах бога мы теряли время. Коница-Горбуница не стерпела первой. Не зря среди своих родных она слывёт свихнувшейся. Приступила к действию, обосновывая его своими рассуждениями. По сказке в котёл с водою кто-то бухался. Коница не то, что бултых…  Очень плавно, подойдя к излучине речки, к присмотренной купаленке и совершив необходимые приготовления, изящно и грациозно трижды окунулась. Совсем не думая о том, насколько эстетично сама выглядит. И вот уже, когда мы со Звентой подошли ближе, стоит по колено в воде спиной к берегу, волосы сушит. Она уже окунулась, ей хорошо.
   t4 Граница в трёх метрах. Мы за ней снаружи. Народ в зоне стал активно подбираться к нашему краю. Вот уже одна женщина протащила под верёвкой коляску с ребенком, перевела и другого, постарше, начала его раздевать. Звента, пойдя на компромисс, уже подбегала к речке в оранжевом купальнике, как вдруг охранник из зоны навис над верёвкой и скомандовал: «А ну, девушки, давайте одевайтесь и шагайте обратно». Особое недовольство охранник выразил Звенте, которая сначала побежала к своему платью, а уж потом шагнула внутрь. А внутри как в тюрьме на прогулке…

    Бочуля решила отстоять очередь в официальную купальню. Коница взялась её сопровождать – освежившейся всюду рай. Более того, Бочуле есть чем время коротать. При ней третий том «Двух Жизней» Конкордии Антаровой. Бочуля его всю дорогу читает и сейчас как раз то место, где обитатели общины у подножия  Гималаев идут на горное озеро.
    Вольному воля… Бочуля потом будет говорить, что именно официальная купальня и была её местом на сегодня. Хотя она была очень рада именно потом, когда мы все добрались до природного, первозданного Источника Силы, родника… ну да ладно. Кто хочет ограничить своё участие в чём-то, тому тоже воля.
   Мы со Звентой стояли около мостика. Это в самом центре окультуренной зоны. Звента туфлёй ногу натёрла, хотела походить по земле, да откуда ни возьмись, взялся ещё один охранник и сказал: «Здесь нельзя без обуви». Это ещё каким-то чудом с непокрытой головой дозволяют быть. Звента мысленно пожелала охраннику добра. И, тоже мысленно, персик подарила. Во всяком случае, третий охранник, который на выходе стоял, любезно продал нам за десять рублей три пустые двухлитровые пластмассовые бутылки с завинчивающимися пробками. А то не во что было бы воду наливать.
   Мы (я и Звента) не просто так пошли обратно. У нас созрел план. Правда, прежде чем он созрел, дурные извилины в моей голове начали бузить что-то верноподданническое относительно строгостей христианства, жития святых и великомучеников. Я готов был говорить, что да, это все вокруг и правила напоминают о суде божием, о послушании православных отцов, о праведной церковной жизни. О грехе, о покаянии. О том, какими должны быть помыслы и деяния согласно канонам. Есть во мне что-то такое. Не то, что стремление соблюдать условности… это связано с соблюдением некоего порядка, чтобы особо не выделяться, не возмущать спокойствие… до поры до времени.

t8
    Но план, несмотря на дурные извилины, всё же созрел. Найти к речке другой подход, подальше отсюда. Речка ведь не короткая, не всю же её огородили. Откуда-то же она течёт… Воодушевлённые планом, мы шли назад по автостоянке и далее, пока не кончилась проволока, закрывающая ход в лес. И вскоре Звента углядела ведущую в лес тропу неприметную, шаманскую, партизанскую, а, проще говоря, языческую.

 

 (продолжение следует)

...

 

Scroll to top